Папа устроился работать в управление порта, там иногда что-нибудь перепадало. Для детей водников была организована общеобразовательная школа, где ученикам давали завтраки, правда очень скромные. Эти завтраки существовали за счет пожертвования заграничных пароходов, доставлявших для “АРА” кукурузу. Школьные делегации отправлялись к капитанам с просьбой помочь детям моряков. В одну из таких делегаций попал и я.

Пароходы простаивали в порту очень долго, разгружались они самым примитивным способом. Кукуруза насыпалась лопатами в мешки, и их по сходням на берег, в амбары, таскали на спинах истощенные грузчики. Один раз на Итальянской улице я увидел французских моряков. Я подошел к ним и спросил у них какой-нибудь работы. Моряки с улыбкой и удивлением посмотрели на меня. Один из них спросил, что я умею делать. Я ответил, что согласен на любую работу. Немного подумав моряк сказал, чтоб я пришел на корабль на следующий день. Это был день 1-го Мая, никакие работы не велись. У причала стоял французский пароход “ Тадля ” и на палубе никого не было видно, у трапа дремал вахтенный матрос. Не видя никого из вчерашних моряков я собрался с духом, поднялся по трапу и обратился к матросу: “Месье, пюи-ж вуар ен гро месье, авек нуар мустаж ? (Могу ли я видеть полного господина с черными усами?) Этих примет оказалось вполне достаточно, чтобы понять о ком идет речь. Только тогда я с облегчением вздохнул, когда мой добрый усатый знакомый проводил меня на камбуз, где я был приставлен к коку чистить картошку. Так мне помогло, хоть и слабое, владение иностранного языка. Помимо тех знаний, что я получил в гимназии, со мной занималась Мария Игнатьевна Косич . Одно время они жили у нас на Симферопольской улице. Мария Игнатьевна со мной разговаривала только по французски , так что у меня была хорошая практика. Идя на пароход, я предусмотрительно прихватил с собой банки. О их назначении кок сразу догадался. Он их наполнил достаточно питательными и вкусными блюдами, не такими изысканными, которые я приносил с английского корабля. Здесь готовились котлеты, сосиски, жаркое из мяса и рыбы. Различные супы, остро приправленные томатами и приправами. Несколько раз я приносил суп с улитками, которые были очень съедобными и вкусными. Идеально свежие французские булки были лучше всяких пирожных. В определенном месте стоял огромный чайник с сухим красным вином. Каждый, кто желал утолить жажду, подходил и пил вино. Я тоже нередко хотел “пить” и прикладывался к чайнику не без удовольствия. Вино было приятное на вкус. Легко пилось и прекрасно содействовало хорошему настроению. Если обнаруживалось. Что чайник пуст его тут же наполняли . В один из вечеров, по приглашению Клементины Амбросиевны , свободно владеющей французским языком, к нам в гости пришли усатый моряк и кок. Беседа прошла свободно и интересно. Они принесли в подарок несколько банок варенья и сгущенного молока.

Оставте свой отзыв