Феодосийский базар был местом возведения в культ. Там ежедневно собиралось очень много народу. Одни – чтобы выгодно продать, другие – чтобы выгодно купить, некоторые – чтобы полюбоваться красочным зрелищем. А любоваться действительно было чем, особенно в базарные дни – четверг и воскресенье.

    Со всех пригородных деревень, садов, огородов привозили всевозможные фрукты, ягоды, молочные продукты, птицу, дичь, предметы кустарного труда. В отдалении стояли бочки с разными соленьями и татарским катыком. Ближе к кладбищу располагались баштанщики. Они с вечера привозили на своих арбах арбузы, дыни, тыквы, выкладывали их огромными пирамидами и устраивались возле них на ночь при свете фонарей “летучая мышь”.

    Крупные закупки чаще всего производились ближе к осени (на зиму). В каждой семье имелись погребки, чуланчики, кладовые. В условиях изобилия продуктов и огромной конкуренции все продавалось только самого высокого качества и по баснословно дешевым ценам.

    В ларьках продавались фруктовые газированные воды, ситро, лимонад, квас, бузу (так называли напиток, приготовленный из проса, белый как молоко и шипучий). По всему базару сновали лотошники – они продавали разные сладости: курабье, халву, пахлаву, караимские пирожки. Татары продавали чебуреки. У них через плечо, на ремне, висел круглый бак в виде барабана из цинка, разделенного на две части, в нижней находились раскаленные угли, в верхней – слоями сложенные чебуреки, нагонявшие аппетит своим вкусным запахом.

    На земле, на ковриках, были разные кустарные игрушки из глины и дерева, а также предметы домашнего обихода. Большим соблазном были петушки на палочках из леденцов. Мороженщики возили “морожено” на своих тележках. Они накладывали его на вафли в виде круглых формочек – на копеечку, на две или три.

    Иногда кое где можно было услышать звуки музыки – это татары-скрипачи, выжидая момент, когда у соплеменников удачно завершится торговля, доставали из под полы пиджака скрипку и принимались ублажать их музыкой. В обиде они не оставались.

От спирто-водочного завода (теперь винного) до кладбища простиралась Сенная площадь, теперь она сплошь застроена новыми кварталами Советской улицы, Галерейной, Войкова, Назукина и ул. Победы. Лазаретная (Куйбышева) улица была последней перед Сенной площадью на которую входил задний фасад еврейской синагоги, переоборудованной в Дом офицеров флота, лазарет Виленского полка, находившегося рядом с синагогой, баня, ряд небольших домов и завод газированных вод провизора Бродского. Это здание уцелело до наших дней в квартале от ул. Войкова в сторону базара. Мне говорили, что в период оккупации немцы там устроили тюрьму.