Изд. “Советский писатель” за 1968 год.

“НЕОБЫКНОВЕННЫЕ СОБЕСЕДНИКИ”

Максимилиан Волошин.

   

В Коктебеле за дачей Волошина , стоящей на берегу, была дача Григория Петрова, некогда гремевшего на всю Россию, священника-расстриги, члена гос.думы, талантливого публициста и лектора, дача артистки Большого театра М.А.Дейши-Сионитской, дача Харламова, где проживал Илья Эренбург с женой и дача Юнге. Некоторое время в Коктебеле проживала поэтесса П.С.Соловьева-Аллгро. Дача В.В.Вересаева была у шоссе, на отлете.

    Первое видение Волошина ошеломило меня. На солнечной площади в Феодосии, между стариной Генуэзской башней и кафе “Фонтанчик” я увидел неправдоподобного человека. Легкой поступью плясуна, с достоинством посла великой державы, он нес тяжесть своей плоти. Серый бархатный берет, оттянутый назад, усмирял длинные, пепельно-рыжие волосы. На нем был костюм серого бархата, куртка с отложным воротником и короткие, до колен, штаны. Испанский гранд, в пенсне русского земского врача, с икрами бакинского грузчика и в сандалиях на босу ногу. Он был так хорошо виден в толпе, что я сразу понял — это Волошин. Никого не привлекало его появление, местным жителям он был хорошо знаком.

    Со всеми дружила маленькая Майя Кудашева, впоследствии ставшая женой Ромена Роллана. До революции она писала стихи на русском и французском языках, подписанные “Мари Кювелье”. Незадолго до приезда в Феодосию она потеряла мужа, князя Кудашева, и жила с матерью француженкой и сыном (Дудукой), впоследствии имевшего дружескую переписку с Роменом Ролланом. Дудука был убит в Отечественной войне. Волошин дружески относился к Майе, но любил подтрунивать над ней, впрочем, они редко ссорились. У него есть стихи посвященные ей.