Царица черного моря – Каффа

Феодосийские страницы Комментарии к записи Царица черного моря – Каффа отключены

Легенда о Кафе

Купцам из итальянского города Генуя при-
глянулась полоска берега на месте бывшей
древнегреческой колонии Феодосии.
Но Крым принадлежал уже татарам, и генуэзцам
пришлось договариваться с ними. Татары
не возражали против желания латинцев устроить
факторию на берегах Тавриды.
Сошлись вот на чем: генуэзцы покрывают
сплошь золотыми монетами в несколько слоев
шкуру быка, разостланную на земле. Такова
плата. Что касается территории, на которую
расчитывали генуэзцы, то пусть они ту
шкуру разрежут на полосы, свяжут их и
сколько охватят тем жгутом земли , то и
будет их владением.
Генуэзцы согласились, деньги заплатили.
Потом пригласили искусных скорняков
(ремесленников по коже). Те разделали шкуру
на тончайшие нити, и, связав их, генуэзцы
охватили территорию, на которой потом
разместилась их фактория Каффа с населением
до 70 тысяч человек.

Сегодня, когда человечество встревожено кровавыми столкновениями на Балканах, в Приднестровье, когда вокруг Крыма ведутся опасные политиканские игры, мы как-то забыли о том, что живые корни этих событий уходят в грандиозные геополитические потрясения ХII-ХIV веков, захватившие тогда регион Юго-Восточной Европы.
Оттоманская империя турок покорила народы Балкан, сломила отчаянное сопротивление молдавских господарей, готовилась к битве с генуэзской Каффой за Крым… Пройдут века, исчезнет с лица земли и Оттоманская империя. Но корни ее останутся в виде мусульманского населения Боснии, гагаузских преданий в Молдавии, крымскотатарской культуры в Крыму. Останутся в национальной памяти, чтобы напомнить о себе через пятьсот с лишним лет…
Вторая половина XV века. Центр генуэзских колоний на Черном море Каффа переживала тревожные времена. Турки, захватив Константинополь в 1453 году, обрезали морские пути Генуэзской республики с ее черноморскими владениями. Торговля между ними приходила в упадок. Перемещение товаров по суше через современную Одесскую, Львовскую области, через Венгрию никак не могло возместить утраченные морские пути.
А тем временем в Крыму назревали тревожные события. В 1466 году умер Хаджи-Гирей-хан, основавший крымскотатарскую династию Гиреев. У Хаджи-Гирея было восемь сыновей: Девлет-жар, Нордулет-хан, Хайдар-хан, Кутлук-Саман, Килдыш, Менгли-Гирей-хан, Ямгурчи и Авас-Тимур.
Старший Девлет умер еще при жизни отца. Хайдар бежал в Литву после измены отцу в 1456 году. Согласно шариату, ханский престол переходил старшему из оставшихся в живых детей — Нордулету. Другие пять сыновей начинают ожесточенную борьбу с новым ханом и между собой, оспаривая таким способом право на престол. Каждый из претендентов окружил себя сторонниками, вовлекая в распрю татарское население. Междоусобица покрыла огнем и кровью все ханство. Даже на улицах Каффы ежедневно вспыхивали вооруженные схватки, чинились разбой и убийства среди татар. Смута длилась около года и кончилась победой Менгли, шестого из сыновей. Поверженный Норду-лет с горсткой приближенных бежал в Зихию (Абхазия), строя там планы возвращения себе потерянной власти.
Новый хан, Менгли, еще при жизни отца был отправлен в Каффу на обучение и воспитание к образованным итальянцам. Успешно освоил новые и древние языки, философию, математику, историю, юридические и военные науки, литературу, медицину, поэзию и музыку. Был вполне на уровне европейской культуры того времени.
Летом в 1468 году Менгли-Гирей-хан вьехал в Каффу на белом коне с официальным визитом к каффинскому консулу. Приемы, банкеты, блестящие празднества ежедневно сменялись в течение семи суток. В свободное время хан с консулом возобновили все статьи договора 1381 года, добавив к нему предложенный консулом трактат о вечном мире между двумя правительствами, а также о взаимной защите при нападении на них какого-либо неприятеля. Консул, разумеется, имел в виду турецкого султана Магомета (Мехмета 11), прервавшего торговые пути Каффы с Южной Европой по морю и поднявшего размер дани с генуэзских колоний с 4000 червонцев до 8000. Впоследствии эта сумма была уменьшена до 6000. Консул и хан были встревожены признаками подготовки Магомета к нападению на Тавриду.
Между тем, изгнанный в Зихию Нордулет плел нити заговора против ненавистного Менгли-хана. Логика вражды привела Нордулета к идее союза с султаном против Каффы, к созданию вооруженных отрядов, которые помогли бы туркам овладеть городом в случае его осады.
В междоусобицу сыновей ХаджиТирея вмешиваются каффинские итальянцы, из тех, кто некогда был наказан городскими властями за предосудительное поведение и жаждал мести. Особенной активностью выделялся некто Якобо Гримальди, скрывавшийся где-то на Таманском полуострове. Этот предатель пишет письмо Нордулету, в котором предлагает план одновременного захвата Солхата (Старый Крым) и Каффы и свои услуги по вербовке в вооруженные отряды. В случае удачи Нордулет становится ханом.
Но письмо Гримальди попадает в руки Менгли, бдительно следившего за своими мятежными братьями. Хан немедля направляет письмо консулу Камилле в Каффу. Консул предпринимает необходимые по такому случаю действия. Где-то на Керченском полуострове или на Таманской земле происходит вооруженное столкновение отряда генуэзских войск с братьями Менгли. Заговорщики были разбиты, и все пятеро, в том числе Нордулет, заточены в одну из башен Каффы.
И все же Менгли-хан не мог оставаться спокойным, пока жив был Нордулет. В его голове созревает план убийства брата. Менгли входит в тайную сдел» ку с генуэзцем Джиовани Бальбо, начальником тюремщиков, стерегущих татарских принцев. Бальбо согласился принять участие в акции. Он подкупил татарина Кобу, посыльного Нордулета. Однако хитрый Коба выдает замысел Менгли самому Нордулету.
Нордулет спешно собрал у себя всех своих братьев, живших в том же здании, а также друзей — генуэзцев Грегорио Дельпино и Бертолино Аллегро. Дельпино предложил тайно схватить и заколоть Бальбо, но более гуманный Нордулет полагал, что разумнее будет поймать виновника на месте преступления и выдать консулу живым для решения его судьбы по закону. Но приняли план Дельпино.

Однажды ночью Коба вместе с другим татарином отправился на улицу стеречь Бальбо. Выйдя навстречу появившемуся Бальбо, Коба доложил, что квартира принцев не заперта и можно приступать к осуществлению акции. Начальник тюремщиков поверил этому, и они вместе направились туда. В это время пять принцев, затаив дыхание, ожидали развязки в комнате Нордулета, предварительно забаррикадировав в нее вход. С ними были сорок вооруженных слуг и рабов. Дельпино же и Аллегро скрывались со своими людьми во дворе. Бальбо, подойдя к двери комнаты Нордулета, к своему недоумению нашел ее запертой. В это время на Бальбо набросились Коба с двумя татарами, а также Дельпино и Аллегро и закололи его, тело подбросили к дверям Нордулета. Дельпино и Аллегро подняли с постели консула Филиппо Кьявроя, сообщив ему, что Джиовани Бальбо пытался убить Нордулета, но последний с помощью родственников, защищаясь, нанес начальнику тюремщиков смертельные раны. Недавно назначенный консул поверил лживым генуэзцам и заявил, что утром рассмотрит это дело.
Тем временем весть о предательском убийстве Бальбо ночью подняла на ноги его товарищей — генуэзцев. И они с оружием в руках бросились к дому татарских принцев. Завязалась кровавая сеча. Солдаты гарнизона пытались остановить погром. Удалось это лишь частично, поскольку к погромщикам присоединились матросы с кораблей, стоявших в гавани. Число разъяренных мстителей доходило до трех тысяч.
Все же властям удалось спасти Нордулета и братьев, всех пятерых вместе с племянником одного из них посадили в две вооруженные шлюпки и отправили в Сольдаю (Судак), где они были заточены в две башни — св. Ильи и св. Николая, по трое в каждую.
Посыльный Коба и татарин, который ему помогал, были повешены. Грегорио Дельпино и Бертолино Аллегро сумели бежать из Каффы на судне одного шкипера…
…Незадолго до падения Каффы под ударом турок в городе царили страх, неуверенность в завтрашнем дне, тяжелые предчувствия катастрофы. Каффинское общество разрывалось враждой, вызываемой социальными, религиозными, межнациональными противоречиями. Даже по этой одной причине попытки Банка св. Георгия, владельца генуэзских колоний на Черном море, укрепить оборону Каффы уже не имели смысла — город был обречен.
Весной 1475 года у берегов Каффы появился турецкий флот — сто восемьдесят галер, 3 малые галеры, 170 грузовых судов, 120 — для перевозки лошадей. 31 мая корабли вошли в бухту, 1 июня началась высадка десанта. 6 июня Каффа пала. Была дописана последняя страница истории генуэзской Каффы. Крымское ханство попало под вассальную зависимость Турции…
К тому времени начинается распад Золотой Орды. Ахмед-хан, владелец так называемой Большой Орды, войдя в союз с польско-литовским королем Казимиром IV, вторгся в русскую землю, чтобы заставить московского великого князя Ивана III снова платить дань. Иван III проявил незаурядное политическое мастерство — побил одних татар с помощью других. Он заключил союз с Менгли-Гиреем, который вторгся в украинские владения Казимира IV и тем самым не дал ему выступить на помощь Ахмед-хану. Шел 1480 год. Русь окончательно освободилась от иноземного ига.

(По материалам исследования Л.П. Колли Падение Каффы)

Сдам квартиру на черноморском побережье в элитном районе города Феодосия. Цена и качество предоставляемого жилья описаны на нашем сайте sdalsnyal.ru