Падение Кафы

Феодосийские страницы Комментарии к записи Падение Кафы отключены

Чувствуя ослабление власти генуэзцев, зная о раздоре между консулом и членами высшей администрации Каффы (в это время в Каффе, как и в Генуе, шла жестокая борьба двух сильных партий — гибеллинов и гвельфов, дворян и плебеев), и, пожалуй, предвидя близкий переход власти в руки турок, население Каффы становилось непокорным. Дух неповиновения овладел всеми классами. Понятие о дисциплине и нравственности, несмотря на все усилия консульской власти и духовенства, пало до такого уровня, что их стали нарушать даже государственные, сначала низшие, а впоследствии и высшие служащие.

На религиозной почве возникали усобицы, особенно между католическими епископами Каффы и иноверцами, чаще греками. Армяно-католическая община разделилась на две непримиримые партии.

Обострились отношения между генуэзцами и татарами.

О падении нравов в Каффе говорит анализ генуэзских документов. При сильно развитой торговой деятельности семидесятитысячного населения с его индивидуальной разрозненностью и враждебностью в религиозных и социальных понятиях и стремлениях, нужна была сильная власть, а власть была в далекой Генуе, отрезанной султанским флотом.

Но после поражений, понесенных в долгой борьбе с королем Арагонии и Венецией, военный и торговый флот Генуи сильно ослабел: некогда оживленная генуэзская гавань опустела, иссяк приток таможенных и других доходов государства. Свирепствовавшая в Италии чума унесла более половины жителей Генуи; закрыли свои конторы богатые купцы; некогда богатейший банк св. Георгия был накануне прекращения операций и объявления своей несостоятельности. Все это привело к неизбежному крушению брошенных на произвол судьбы черноморских итальянских колоний.

Положение в Каффе усугублялось междоусобицей хана Менгли-Гирея и Эмин’ека, сменившего Менгли. В ответ на отказ последнего дать ему в жены свою мать хан Эминек прекратил поставки зерна и пшена из Кампании в Каффу. Начался голод. Султан прекрасно был осведомлен своими агентами о положении дел в Крыму. Он знал, что большинство татар будет на его стороне против Менгли хана. Он откладывал гибель цветущих генуэзских поселений до более благоприятных для него условий. И они наступили.

Весной 1475 г. Магомет II отправил в Черное море под начальством великого визиря Гедук-Ахмета паши многочисленный и хорошо вооруженный флот, в состав которого входили 180 больших и 3 малые галеры, 170 грузовых судов и 120 для перевозки лошадей. 19 мая флот вышел из Константинополя и 31 мая вошел в Каффин-скую бухту. 1 июня паша начал высаживать 20-тысячный десант, 2 июня — артиллерию. Началась осада города. К туркам присоединилась большая часть татарского населения под предводительством Эминека. Покинутый своим народом Менгли-Гирей укрылся в Каффе с 1500 оставшимися верными ему всадниками. Каффа не была

подготовлена к защите. Хотя уже несколько месяцев все и городе ждали нападения турок, оборона была очень слабой. Город защищали три сотни наемных солдат с несколькими десятками бомбард.

4 июня старые стены обрушились под ударами турецкой артиллерии. Жители Каффы, пораженные многочисленностью осаждающих, перестали сражаться, и 6 июня город капитулировал. Большую роль в падении Каффы сыграло предательство советников консула Скварчиафико и Фиески. Падению города способствовала и ненависть жителей к генуэзцам, которая вылилась во всеобщее восстание греко-армяно-татарского населения Каффы.

По словам очевидца, …на первый день Каффа сдалась, потому что греки и армяне, жители города, восстали против латинцев, которых было очень мало по сравнению с ними, и сказали, что они хотят сдаться… в противном случае порежут на куски всех латинцев, которые находятся в Каффе, вследствие чего латинцы, не будучи в состоянии противиться такому множеству местных жителей, сдались…

На девятый день в разрушенный и разграбленный город вошел паша. Па торжество по случаю победы была приглашена армянская знать, участвовавшая в сдаче города, советники-предатели. После пира все приглашенные были умерщвлены, Оберто Скварчиафико вывезен в Константинополь, и после пыток султан приказал отрубить ему голову. Турки пощадили консула Кабеллу, осудив его на галеры. Жившие в Каффе иностранцы-валахи, поляки, русские, грузины, черкесы и другие первыми узнали свою судьбу: все их имущество было конфисковано, сами же они проданы в рабство или брошены в тюрьмы. 9 и 10 июня все жители Каффы должны были дать точные сведения о себе и о своем положении для установления суммы контрибуции. Тот, кто не мог уплатить наличными в трехдневный срок сумму, равную половине указанной в заявлении, подвергался пыткам.

Восьмого июня турки приказали оставшимся в живых генуэзцам сесть на турецкие корабли, которые должны были увезти их в Константинополь. Через четыре дня итальянские колонисты покинули Каффу, не зная, какая участь ждет их в столице Турции. Вместе с генуэзцами увезли в плен и хана Менгли-Гирея. После томительного ожидания смерти он узнал,.что султан подарил ему жизнь. Впоследствии его отослали обратно в Крым, где возвратили ханскую власть, но уже как вассалу султана.

Турецкие начальники отбирали девочек и девушек для отправки в гаремы, 1500 мальчиков были увезены для обучения в войско янычар.

Разрушали церкви, часть церквей превратили в мечети…

Так гордая Каффа, царица Черного моря, с семидесятитысячным населением, за своими высокими мощными стенами и 26-ю башнями некогда победоносно выдержавшая трехлетнюю осаду татарской орды Джанибека (1345-1348 гг.), оказалась беспомощной против армады из 480 турецких кораблей, вооруженных сильнейшей осадной артиллерией.

Вторжением турок открывается новая страница в истории Феодосии. Исповедовавшие суннитский толк ислама турки, рассматривали завоевание генуэзских колоний в Крыму как священную войну против неверных. Их религиозный фанатизм вызвал кровавую резню в захваченном городе. Христианское население было частично истреблено, порабощено, многих жителей обратили насильственно в мусульманство. Захваченная турками Каффа становится личным наследственным владением султана Оттоманской Порты и неофициальной столицей ханства. Здесь размещается резиденция турецкого паши, назначаемого из Стамбула и осуществляющего контроль над крымским ханом.

Турки нередко называли город Кефе, или Кючюк Истамбул (Малый Стамбул).

Рассматривая Каффу как важный стратегический пункт, турки уделяли много внимания совершенствованию крепостных построек. Каффа-Кефе и при турках оставалась экономическим центром полуострова с обширными торговыми связями.

Г. КУЛЯСОВА