Отношения татар и генуэзцев в Феодосии

Феодосийские страницы Комментарии к записи Отношения татар и генуэзцев в Феодосии отключены
Из книги Крым, с Севастополем и
Балаклавою и другими его городами.1855г.

…Выгоды торговли привлекли в Крым одного Генуэзца, который в 1280 году, недалеко от гавани Феодосии, купил землю и основал Кафу. Соотечественники его в непродолжительном времени образовали на южном берегу Крыма несколько колоний, которые вели деятельную торговлю. Вскоре возрастающее благосостояние генуэзских поселений, во главе коих стояла Кафа, породило опасения со стороны Татар; опасения эти были совершенно основательны , но слишком поздние: Генуэзцы не хотели уступить ни преимуществу приобретенных торговлею, ни земли, ими занимаемой. Таким образом, Кафа сделалась опорным пунктом торгового могущества своей метрополии в Черном море. Но генуэзцы имели сильных противников в венецианах, которые нарочно снарядили флот и послали его в море для разрушения Кафы: город был взят и разграблен, но по причине голода венецияне должны были удалиться , а с появлением генуэзского флота Кафа снова стала могущественною и богатою.
Между тем столкновение с татарами было неизбежно; поводом к нему был самый обыкновенный в то время случай : один из генуэзцев, торговавший в Таганроге , местопребывании Джанибека, хана кипчатской орды, убил татарина, его оскорбившего; рассерженный хан велел истребить всех итальянцев и запретил Генуэзцам пребывание в его владениях.

Кафа, чувствуя себя в силах бороться с Татарами, не хотела обращать внимания на повеление хана, который, будучи раздражен неповиновением Генуэзцев, собрал большое войско и осадил город; но жители его сделали сильную вылазку и обратили Татар в бегство; Джанибек просил мира и обещал даже платить дань.
Несколько времени спустя вероломный хан снова приказал умертвить всех Итальянцев, в его владениях находившихся, и снова собрал сильное войско. Кафа приготовилась к сильной обороне, между тем в Риме папа Климент призывал всех христиан вооружиться на защиту этого города. Такое сочувствие Европы к судьбе Кафы, служит явным доказательством того могущественного влияния, которое имела она на государства того времени. Впрочем вооружение христиан против татар сделалось не нужным, потому что враждующие стороны, утомленные войною , сами поспешили заключить мир. По миновании опасности, Генуэзцы стали укреплять Кафу и, приобретенные ими в последствии Греческие города Чембал и Солдаия (нынешние Балаклава и Судак). Развалины Генуэзских крепостей сохранились в Крыму и до нашего времени.

До сих пор Крымские татары не имели еще полной самостоятельности и были в зависимости от властителей сарайских. Прочное основание независимости их положено внуком Тохтамыша Хаджи-Гиреем, который, с помощью великого князя Литовскаго и Казимира I, объявил себя независимым ханом Крымских улусов. Хаджи-Гирей питал непримиримую родовую вражду к ханам Золотой орды и передал свою неприязнь детям и внукам. Причиною этой вражды был Абу-Сеид, один из родственников Тамерлана; он в 1401 году овладел Кипчакскою ордою , собственноручно убил в сражении Токат-Михе, последнего потомка Чингиз-хана, и велел кроме того перебить всех его родственников. Из числа осужденных таким образом на смерть уцелел только десятилетний Девлет, спасенный каким-то пастухом. В последствии, когда Татары захотели свергнуть владычество потомков Тамерлана, Девлет, ведущий пастушескую жизнь, избран был ханом; в благодарность за спасение жизни он к имени своему присоединил еще имя пастуха, его скрывшего, и назвался Девлет-Гиреем; впрочем называют его также Хаджи-Гиреем: эпитет хаджи дан ему народом, хотя Девлет и не ходил в Мекку на поклонение.

По смерти Девлет-Гирея вступил на трон один из сыновей его — Менгли-Гирей, который должен был победить сначала своих непокорных братьев и для своей безопасности, заключить их в судакскую крепость, принадлежавшую Генуэзцам. Это обстоятельство было причиною гибели их колонии; потому что Генуэзцы, надеясь на свою силу и содержа братьев Менгли-Гирея в своей крепости, захотели извлекать для себя выгоду из положения хана; недовольный этим Гирей и еще более озлобленные Татары осадили Кафу и просили помощи у Магомета II. Вскоре под стенами города явился громадный Турецкий флот, состоявший из 482 судов; после упорной шестидневной защиты Кафа сдалась; город был разграблен, а Христиане-католики отвезены в Константинополь. Судак и другие Генуэзские города испытали подобную участь, и с ними вместе рушились знаменитые и цветущие колонии Генуэзцев.