Айвазовский о себе — Почитатели об Айвазовском

Феодосийские страницы Комментарии к записи Айвазовский о себе — Почитатели об Айвазовском отключены

Непрестанные хлопоты, настойчивые прошения, убедительные доводы о постройке торгового порта именно в Феодосии, а не в Севастополе, наконец, разрешились как нельзя лучше: постройка порта уже началась…
Но, как и прежде, никак не хотели сдаваться противники феодосийского варианта, выставляя все новые и новые аргументы. И сколько сил и энергии пришлось потратить великому Мастеру, чтобы воплотить свою идею, постоять за будущее родного города!
Об этом мы узнаем из письма Ивана Константиновича к известному издателю А.С. Суворину. Читаешь письмо и думаешь: вот так бы и нам всем радеть о насущных и прочих нуждах города, а особенно тем, кому подчас, не задумываясь, вверяем его судьбу.

Феодосия, 20-го сентября 1898 года.
Многоуважаемый Алексей Сергеевич!
Пишу два слова… чтобы пожаловаться на бессовестных сторонников Севастополя, — они солгали… что Феодосийский порт осел, что рушится, что зимой замерзает, и прочий вздор. Ничего этого нет. На вершок нигде не осел. Порт превосходно держится зимою, с тех пор, как… устроен. В 15, даже 20 градусов мороза ни на палец не замерзает… Всю эту ложь они распустили… чтобы легче выхлопотать себе коммерческий порт… Но какой добросовестный русский (военный) может быть доволен соседством иностранных судов… Только одни торгаши севастопольские хлопочут, да бог с ними, пусть торгуют, но зачем лгать?
Наша Феодосия имеет большие преимущества противу Севастополя…

За короткое время — с 1892 по 1894 год в Феодосии был построен самый большой в Крыму торговый порт.
В порт все увеличивающимся потоком хлынуло зерно с крымских, украинских и придонских степей…

***

…Ему было 28 лет, когда он, уже известный художник, решил навсегда поселиться в Феодосии. Сам он так писал о своем решении:
Зиму я охотно провожу в Петербурге, но чуть повеет весной, на меня нападает тоска по родине: меня тянет в Крым, к Черному морю…
…В своем искусстве Айвазовский не знал ни сомнений, ни колебаний. В процессе работы он был всегда уверен, что лучшая его картина — это та, над которой он работает в настоящий момент.
Н.С. Барсамов.

***

И.Н. Крамской, подводя итог пятидесятилетней деятельности И.К. Айвазовского, в одной из своих статей писал: Айвазовский, кто бы и что бы ни говорил, есть звезда первой величины во всяком случае, и не только у нас, а в истории искусств вообще.

Вся жизнь Айвазовского была огромным непрерывным трудом. В последнее время, как бы предчувствуя близкий конец, Айвазовский работал с особым напряжением.
…Я очень много в этом году написал, — сообщает он Н.Н. Кузьмину, — 82 года заставляют меня спешить…
В.В. Стасов писал: Маринист Айвазовский по рождению и по натуре своей был художник совершенно исключительный, живо чувствующий и самостоятельно передающий как никто в Европе воду с ее необычайными красотами…

***

Айвазовский всегда стремился к правдивому изображению природы.
Он писал: Идеализация живой природы есть крайность, которую я всегда избегал в моих картинах, но поэзию природы всегда чувствовал, чувствую и стараюсь передать ее моею кистью. Обаяние лунной ночи, нега ясного заката, ужас, нагоняемый на душу бурей или ураганом, — вот те чувства, которые вдохновляют меня, когда я пишу картины.

***

…В Риме на художественной выставке картины Гайвазовского признаны первыми. Неаполитанская ночь, Буря, Хаос наделали столько шуму в столице изящных искусств, что залы вельмож, общественные сборища и притоны артистов оглашались славою новороссийского пейзажиста; газеты гремели ему восторженными похвалами, и все единодушно говорили и писали, что до Гайвазовского никто еще не,изображал так верно и живо света, воздуха и воды. Папа купил его картину Хаос и поставил ее в Ватикане, куда удостаиваются быть помещенными только произведения первейших в мире художников.

Художественная газета, 1842 г. N-11.