ФЕОДОСИЙСКОЕ ЛЕТО

Что за лето хулиганское:
то — жара, то — снова в дрожь!
В Кафе море — кафкианское:
без поллитра не поймешь.

У акаций, ветром пронятых,
листья плещут на манер
достославных, трижды проклятых
многовесельных галер.

В шторме что-то есть от гения,
что-то есть и от жлоба…
Что ты здесь забыла, Генуя,
кроме рыжего столба —

крепостного укрепления,
башни древней отставной?..
Гром и светопреставление.
Просветление и зной.

Мчатся будни моментальные,
и давно нам не новы
тополя пирамидальные —
взрывы веток и листвы.

И недавно в парке пропитом
было нами решено
не ходить к знакомым профилям —
мы чужие им давно.

Не союзами, не сектами
мы от них отделены.
Просто — люди фин-де-сьекля мы.
Много ль нашей в том вины?

Краткий день тысячелетия —
Вторник или, там, Среда.
Что всегда держал в секрете я
молвлю, хоть не без труда:

просто жил я слишком сдержанно,
шастал где-то стороной —
пораженье ли одержано,
иль триумф потерплен мной.

Между тем, соседство близкое,
спор камней у фонаря —
вся тщета феодосийская —
это все не зря, не зря…

Илье Фаликову