ГринЭтот город был для него счастливым, предназначенным судьбой подарком. Впервые за годы скитаний и странствий он поселился у теплого южного моря, душа его была открыта миру и свободна. Он жил в любовном окружении спокойной доброй семьи — жены и ее матери.
И действительно, для Грина наступила золотая творческая пора. За шесть с половиной феодосийских лет (с 1924 по 1930-й годы) он создал романы Золотая цепь, Бегущая по волнам. Джесси и Моргиана, Дорога никуда, более сорока рассказов, среди которых — удивительный цикл художественных очерков о собственной жизни, о своем детстве и юности, составивших потом последнюю книгу писателя — Автобиографическую повесть. Делались наброски будущих произведений, задуманы романы Таинственная кузница, Жизнь игрока, Мотылек медной иглы, много рассказов. Но самым сокровенным произведением и лучшим, по признанию самого автора, должен был стать роман Недотрога, сюжет которого Грин вынашивал вплоть до последних дней в Старом Крыму, куда он переехал в ноябре тридцатого года. Феодосия дала Грину встречу с художником Богаевским, их сердечную дружбу. В Коктебеле — встречи с М. Волошиным и В. Вересаевым. Постоянная переписка велась с Москвой и Питером: литераторами Иваном Новиковым, Георгием Шенгели, Дмитрием Шепеленко, первой женой, оставшейся другом, — Верой Павловной Калицкой.
И самое главное — это мучительное и любимое творчество: сколько миров и судеб теснилось в его воображении, наполняло душу голосами и звуками, томило мыслями и размышлениями, тревожило далекими огнями Несбывшегося! Да, с уходом этого человека умерла целая Вселенная, но остались ее письмена, тайные знаки, шумят ее моря и поют ее цветные ветры на страницах гриновских книг.
Предлагаем вашему вниманию отрывки из записок жены писателя Нины Николаевны Грин — ее воспоминания о феодосийской поре.

А. НЕНАДА, заместитель директора музея А.С. Грина по научной работе.

Коментарии закрыты.