Итак, мы решили переехать в Крым.Надо было выбрать город. Из поездки 1923 года мы вынесли отчетливое впечатление, что жизнь в Севастополе, Ялте, вообще на южном берегу — не для нас. Нам нужен был небольшой тихий городок на берегу моря.
Александр Степанович предложил Феодосию. Он смутно помнил ее со времен юности, когда несколько месяцев просидел в феодосийской тюрьме. Стали разузнавать. Встретили каких-то железнодорожников, те рассказали о Феодосии, как о тихом, очень дешевом, сонном городке. Это нам понравилось.
Вскоре мы услышали, что приехал в Петроград крымский поэт М.А. Волошин. Александр Степанович решил съездить к нему и еще порасспросить. Оказалось, что М.А. Волошин не только крымский, а даже почти феодосийский — живет в Коктебеле, местечке в километрах восемнадцати от Феодосии. Но из беседы с ним Александр Степанович ничего не вынес, кроме того, что вопреки ужасам, рассказываемым Волошиным о Феодосии, решил поселиться именно в ней…
База отдыха в Астрахани для нас была последним престанищем перед отъездом. Наступило 6 мая (по ст. стилю 23 апреля). Этот день Александр Степанович выбрал для отъезда: 23 — его любимое число.
Все сложено, зашито, обвязано. Собираю последние мелочи в дорогу, мама допекает пироги. Александр Степанович перебирает свои бумаги, грудкой сложенные им на окно. Многое рвет и бросает в печь… Последняя суета, и мы едем на Октябрьский вокзал. Едем с легкой душой. Багаж наш невелик — пудов пятнадцать на троих, сдаем его в багажный вагон; в руках только три саквояжа да корзинка с едой.
10 мая 1924 года. Ранним утром подъезжаем к Феодосии. После путешествия и туристической поездки по России, первое впечатление от города приятное. Вокзал невелик, изящен. Пряно пахнет морем и цветущими белыми акациями. Мы на юге, навсегда.
Поселяемся во втором этаже гостиницы Астория, напротив вокзала и моря. Оно видно из большого окна нашего номера, оно синее-синее, не как северное серо-зеленое. Под окном шумит толпа идущих с вокзала, на вокзал, с базара. Несут корзины с продуктами, судаков за морды, кур, пучком связанных за ноги, вниз головой.
— Вот чертовский народ, хотел бы я потаскать их так, что бы они тогда запели, — сказал Александр Степанович.
Идем втроем на базар. Он живописен и весел, как все южные базары, но, конечно, не так красив, как севастопольский. Дешевизна его нас потрясает. Мама удовлетворенно вздыхает, она впервые на юге: Да, тут жить, слава богу, можно!
Прожив недели две в гостинице, стали искать комнату. О квартире, как мы соображали по наличному капиталу, пока не приходилось думать. Деньги, несмотря на дешевизну, таяли, как снег весной. Нашли недорогую комнату вблизи от моря, заплатили за два месяца вперед и зажили своей новой жизнью.

Коментарии закрыты.