В порту устраивались и торжественные встречи возвращающимся из Китая войскам.

Какое тяжелое впечатление произвели на меня чудо-богатыри, прибывшие в 1901 году сначала на пароходах добровольного флота Владимир, Херсон, Екатеринослав, а затем на зафрахтованных иностранцах! Город устроил им торжественную встречу. Было все: и речи, и приветствия, и возгласы чудо-богатыри; но вот кончилась парадная часть и на берег выползла оборванная, голодная солдатская масса.

Феодосийцы и здесь остались верными себе. Безденежных солдат околпачивали скупкой за бесценок чая и шелка, привезенных из Китая. Долго по городу ходили унылые фигуры орловцев и калужан, защищавших престиж России на полях Китая, под стенами Пекина и в предгорьях Тянь-Шаня.

Там, где сейчас стоят подъемные краны, патриотически настроенная толпа из феодосийских торговцев и рыбаков в дождливый вечер манифестировала перед пароходом Мессажире Маритим, получив известие об объявлении войны Японии, а ретивые офицеры Виленского полка в своем преклонении перед союзницей в тот же вечер заставили пройти церемониальным шагом мимо того же парохода две роты солдат, поднятых ночью с постели.

На широком молу в день праздника крещения происходил торжественный парад. Сюда стекалось все духовенство города с хоругвями и иконами. Вдоль мола выстраивался гарнизон. После опущения креста в воду войска давали залп, любители голубей пускали их в воздух. В бухту съезжались лодки, с которых и кидались в воду за крестом местные моряки и рыбаки. Долгое время существовал такой обычай: поймавший крест имел право вместе со своими товарищами обходить дома и собирать на крест. Как-то перепившиеся рыбаки пропили и крест. После этого случая хождение по домам было запрещено.

Таковы отдельные эпизоды из прошлого Феодосийского порта. Он обогащал феодосийских дельцов, он был свидетелем любовных вздохов и клятв многих и доныне живущих жен и мужей, он слышал и прощальные крики разбитых жизнью сердец, тонувших в тихих водах бухты. Значительно позже, после моего отъезда из Феодосии, на его плитах разыгрывались тяжелые эпизоды из потемкинской эпопеи. Здесь впервые зазвучал грозный голос грузчиков, заявивших о своем праве на человеческую жизнь, здесь поспешно грузились эшелоны белых, убегавших из Крыма.

Порт неотделим от прошлого Феодосии. Это живая страница из недавних дней города.

Конечно, наши базары не имели столь великих заслуг перед историей. Они любопытны как место приложения коммерческих дарований феодосийцев!

Коментарии закрыты.