Феодосийцы еще помнят приходы в порт пароходов с мусульманскими паломниками, возвращающимися в Среднюю Азию после пребывания в Мекке. Их проезжало иногда через город от 30-ти до 40 тысяч человек. На памяти у нас сцены откровенного ограбления наивных людей, не знавших русского языка, доверчиво относившихся к гидам, к переводчикам, к комиссионерам, торговцам, предлагавшим им свои услуги и товары. При благосклонном невмешательстве городских властей, при дружной согласованности в действиях вышеперечисленных мародеров, паломники обдирались до последней копейки, до последней рубашки. Об этом говорилось открыто, но удержать всю эту массу, жаждавшую разбогатеть, не было никаких средств, ибо им покровительствовали свыше. Даже больше, торговля велась у стен самого Карантина, где паломники проходили дезинфицирующие процедуры. Растлевающее влияние на те же слои оказывали и иностранные хлебные компании по закупке зерна на Юге России, как торговые дома Дрейфуса и др. Обмануть крестьянина, запугать его и подешевле скупить хлеб считалось делом весьма обычным. Эта прослойка населения города просиживала днями в кофейнях, гостиницах, толкалась на рынках и в порту и делала свое дело уверенно и смело. Каждый приезд мусульманских паломников способствовал появлению нового нувориша. Это выражалось в открытии новой лавки или магазина, часто в пристройке дома. Каждый урожай или неурожай хлебов вызывал появление крупного экспортера, владельца судна, крупного денежного вкладчика в один из банков.

Коментарии закрыты.