Криничкой назывался источник холодной и прозрачной воды. Она бежала в небольшой резервуар из древней гончарной трубы.

Вероятно, происхождение свое Криничка вела со времени генуэзцев или турок. Сюда ходила половина Форштадта за водой. Сюда много раз приходил и я, чтобы полакомиться терном, боярыней и запить лесные лакомства вкусной водой. Последнее свое посещение Кринички я отношу к 1900 году. Когда же 30 лет спустя я посетил Криничку, то от нее не осталось никакого следа. Все оказалось засыпанным, возвышенность с водоемом сползла, и я не без труда нашел место источника. У меня есть основания полагать, что весь участок этой земли, начиная от последних домов Форштадта до самой Кринички, был в древнее время заселен. Основанием для моей уверенности служат следующие факты. В том же 1900 году, играя с товарищами в крепость, я забрался на возвышенность с левой стороны пути на расстоянии 10-15 сажен от каменного водоема, построенного сравнительно недавно. На возвышенности находилась моя позиция, которую я должен был защищать от неприятеля. Перед нашей игрой прошел дождь, земля раскисла, и было скользко. Во время неприятельской атаки я скатился вниз. Следом за мной отвалился довольно толстый пласт земли и засыпал мне ноги. Освобождаясь из-под земли, я увидел дно кувшина, торчавшего в земле на месте только что происшедшего отслоения. Невольно мелькнуло в голове: Клад!. Скрыть находку от остальных двух товарищей мне не удалось. Откопав кувшин, мы немедленно разбили дно. В наши картузы посыпались позеленевшие от времени монеты числом до ста штук. При разделе я получил 40 штук, а мои товарищи по 30 монет.

По совету старших, заинтересовавшихся моей находкой, я опустил монету в уксус. Через несколько дней не ней ясно проступила голова женщины, а сверху надпись по-гречески: Пантикапея, правильнее — несколько букв, обозначивших это слово. На третий день все сорок монет были мной отнесены нашему скупщику Л.П. Колли и проданы ему по 3 копейки за монету. Так же поступили и мои товарищи.

Кроме этой крупной находки, нам, мальчишкам, очень часто попадались в этих местах монеты различных размеров. За найденные медяки Людвиг Петрович платил нам от 1 копейки до пятака. Все деньги шли у нас на покупку жареного гороха и караимской халвы.

Мы с великим ожиданием всегда поглядывали на небо: чем сильнее дождь размывал землю, тем больше скрытых даров она выбрасывала на поверхность. Засучив по колено брюки, бродили мы по руслу размытых дождем канав. Большую добычу пожинали мальчишки на вышеупомянутых участках по всему Форштадту и по ручейкам, сбегавшим с Митридата к армянской церкви Гавриила и Михаила, к дому, где родился Айвазовский, и по Генуэзскому рву.

Должен признать, что вся часть Форштадта, ютившаяся у верхней мечети, а также в части, примыкавшей к Генуэзскому рву, фонтану и небольшой мечети, неизменной осталась и до наших дней. Разрушились только цыганские кузни, расположенные в непосредственном соседстве с большой мечетью, и лавки, бывшие у моста.

Коментарии закрыты.