Ни в одной части города я не испытывал такого своеобразного ощущения ушедших веков, как во время посещения Караимской слободки. Мне кажется, такой она была при генуэзцах и оставалась во времена турецкого владычества.

Узенькие улицы, покрытые каменными плитами, неожиданные изгибы переулков, высокие глухие стены, решетчатые окна. Вся слободка сжалась, спряталась под защиту Митридатова холма, замкнулась за тяжелые засовы своих ворот, отгородилась от остального мира. Не такими разве были средневековые гетто, куда фанатизм католической церкви и изуверство правящей христианской клики заставляли селиться своих религиозных противников?

Пройдите вечером по таинственным спускам и переходам слободки. Вы не услышите даже оглушающего собачьего лая, как на Форштадте или в других частях города. Эта неприятная тишина, эти темные средневековые переходы, безжизненность улиц пугали меня в отроческие годы. Я избегал под вечер ходить через Караимскую слободку.

Время изменило облик населения города, но оно почти не изменило его внешней архитектуры, зданий и своеобразного характера улиц, тупичков и переулков. Я еще помню патриархальные бороды и длинные кафтаны почтенных раббе, возвращающихся домой после торговой суетни в городе. Эти бороды и эти кафтаны, подпоясанные кушаком, стали исчезать после 1900 года и теперь исчезли окончательно.

Коментарии закрыты.