Земляные работы велись и с другой стороны холма, книзу от фонтана и водонапорной башни, за дачей Таирова, сейчас за домом Батюшкова.

В этом месте существовало по-видимому кладбище. Во время земляных работ здесь обнаруживалось большое число черепов и человеческих костей. Однажды по дороге в училище я захватил в свою сумку два пожелтевших от времени черепа из большой груды костей, валявшихся в траншеях раскопок. Черепа были торжественно водворены в класс на учительском столике перед началом занятий нелюбимого нами учителя русского языка. За эту проказу мне пришлось отсидеть четыре часа без обеда.

Черепа и кости находились в достаточном количестве повсюду. Они как бы подтверждали правду о том, что Феодосия 2500 лет своего существования покоилась на могильных холмах многочисленных племен, народов, когда-то владевших посменно берегами засыпаемой бухты.

Когда я значительно позднее начал интересоваться литературой о прошлом Феодосии, меня удивило полное отсутствие указаний и наблюдений по вопросу: Кому принадлежат черепа и кости, насыщавшие собой Сарыгольский холм?

Мне кажется, мимо этого обстоятельства не должны были пройти ни Бертье-Делагард, строивший порт, ни Л.П. Колли, сменивший Ретовского и стоявший во главе Феодосийского археологического музея.

Благодаря огромному притоку голодающих из центра России на строительные работы, засыпка бухты и возведение гранитных стен для защиты от бушующих волн моря подвигались сравнительно быстро. Вновь отвоеванная от воды территория казалась живым муравейником, усеянным тысячной массой людей, с подводами, лошадьми, бегающими по рельсам вагонетками.

Величественная картина дружного, человеческого труда развернулась над еще недавней морской ширью бухты, по которой скользили когда-то баркасы рыбаков, фелюги анатолийцев. Нас, подростков, забавляли ухающие удары баб под тоскливые крики костромичей и ярославцев, падавшие на толстые деревянные столбы, вбиваемые в землю. Мы с захватывающим интересом слушали торопливые свистки маленького локомотива, прозванного нами петушком, и на все лады повторяли песни Дубинушка и Эй, ухнем!.

Песни, занесенные из далекой России, распевали по всей Феодосии. Они еще долго звучали по окончании строительства порта. За время постройки портовых сооружений население города значительно возросло. Город застроился новыми зданиями и феодосийцы всерьез задумывались о блестящем будущем своего города и о той борьбе, которую предстояло перенести древнему граду генуэзцев, чтобы занять первенствующее место среди остальных портов на Крымском побережье.

К сожалению, из-за своего юного возраста я не мог присутствовать на торжественном празднике по случаю завершения строительных работ и открытия порта. Историк не сохранил нам речей почтенных отцов города. Думаю, что в них звучали задорные нотки молодого конкурента, мечтавшего забрать в свои руки всю хлебную торговлю Крыма и Малоросии.

Реклама: Настенные бра отлично впишутся в ваш интерьер, они послужат вам в  качестве красивого и рационального дополнения.

Коментарии закрыты.