Средневековая Кафа была в XV веке крупнейшим городом Причерноморья. В Кафе в период ее расцвета проживало до 70 тысяч населения. Кроме того, в городе постоянно держали для отправки за море несколько тысяч невольников. Не было тогда ни днепровской воды, ни субашского водопровода, ни пригородных водохранилищ, но, несмотря на это, население Кафы не оставалось без воды. Добывали ее различными способами. На отрогах хребта Тепе-Оба были устроены конденсаторы’ влаги. Здесь на скальное основание насыпались большие кучи камня и гальки. Атмосферная влага конденсировалась в них и по трубам стекала вниз, в город. Пользовались и дождевой водой, которую собирали запрудами в устьях балок. Добывали воду и посредством дренажа: по выкопанным на склонах гор в шахматном порядке и засыпанным щебнем траншеям вода собиралась в колодцы, откуда текла в каменные бассейны-фонтаны. Из одних она непосредственно разбиралась людьми, из других по гончарным трубам поступала в колодцы, имевшиеся во многих дворах. Раздаточные фонтаны представляли собой небольшие водоемы, заключенные в кубические сооружения из камня, обычно со стрельчатой нишей, куда выводилась труба. Была в Кафе и канализация, но не совсем такая, какой мы ее представляем. По всем улицам были проложены канавы, по которым вода попадала во впадающий в море ручей на месте современной улицы водосточной или в ров, вырытый дли защиты города вдоль крепостной стены. Через вымощенный камнем ров было проложено несколько мостов. Ров, названный Генуэзским, и остатки мостов сохранились на ул. Р.Люксембург (бывшая Генуэзская) до наших дней. Сточные воды из каждого двора сливались в канавы и далее по рву и ручью уходили в море. В некоторых местах, под дорогами например, канавы накрывались каменными ллитами. Согласно уставу генуэзской Кафы 1449 года, ни один житель города, под угрозой штрафа, не имел права выливать воду и нечистоты на улицу. За этим, как и за содержанием в порядке канав и фонтанов, следили специальные надзиратели. Фонтанов в Кафе было много. Имелись они в цитадели, в самом городе и в предместьях его, расположенных за крепостной стеной. Хотя все они назывались фонтанами, среди них были каменные, накрытые плитами цистерны и открытые водоемы, например, на возвышенности у существующего ныне моста на Каранти не, откуда вода по трубам поступала в город. Цистерны сооружались возле бань и мест массового скопления людей. В предместье, на пересечении современных улиц Войкова и К.Либкнехта, в ХVI-ХII вв. была одна из бань. Рядом находилась и цистерна. Главным фонтаном был Георгиевский. Русский путешественник П.И. Сумароков в своих записках, датированных 1799 годом, отмечает: Георгиевский фонтан из дикого камня с тремя в земле камерами, каждая в 4 сажени в длину и 9 сажень шириной, со сводами над оными, куда стекалась приведенная трубами с гор вода и потом фонтанами падала в бассейн. По-видимому, он имел великое пространство и служил главным водохранилищем для города. Камеры и своды еще целы, но завалены, и вода в них не течет, а на поверхности осталась только передняя стенка, где изображался Георгий, поражающий на коне змия, отчего фонтан Георгиевским назывался. Большой знаток истории города, главный архитектор Феодосии в первые послевоенные годы Ю.Ф. Коломийченко вспоминает, что видел в 1945 году остатки каменных бассейнов на улице Горького, у Мор-сада. Он предполагает, что это и были развалины Георгиевского фонтана. Не осталось следа еще от одного фонтана. О его былом существовании говорит лишь название площади на Карантине — Фонтанная. Здешние жители показывали место, где еще четыре десятка лет назад находились его стены. Показывали и глубокие, заполненные водой колодцы, рассказывали об устроенных здесь старинных водоводах и канализационных сетях. Отделу коммунального хозяйства следовало бы уточнить расположение этих сетей, нанести их на план города. Тогда не будет неожиданным появление воды под зданиями, затопление котлованов новостроек, как это имело место на строительстве узла связи. Не ко всем фонтанам подводились трубы, часть их сооружалась над родниками или вблизи них. Фонтанов — родников, как считают, было около семидесяти. Родниковая вода играла немалую роль в водном балансе Кафы. Ичекамиры — люди, отыскивающие воду, пользовались большим авторитетом и городе. П.И. Сумароков в своих записках упоминает и фонтаны-родннкн И числе достопримечательностей города он называет несколько сделанных из дикого камня фонтанов наподобие четырехугольных плоских пирамид, которые и поныне выбрасываю! из себя воду. Наш земляк, профессор И.М. Саркизов-Серазини, описывая Феодосию конца XIX века, вспоминал об источнике холодной и прозрачной воды на Форштадте, носившем название Крипичка, происхождение которого связано со средневековой Кафой. Автор писал, что. посетив Феодосию в 1930 году, он увидел фонтан разрушенным и не без труда нашел место бывшего источника. По рассказам старожилов, воду отсюда брали еще несколько лет назад, но остатков сооружения никто не смог показать. На плане Феодосии, составленном в 1784 году, вскоре после присоединения Крыма к России, на Карантине показана армянская церковь святого Стефана с фонтаном 1491 г. Церковь эта неплохо сохранилась. Рядом с ней фонтана. На его выложенном шлифованным камнем фасаде имеется ниша в форме стрельчатой арки. На старой фотографии церкви хорошо видно, что фонтан имел надвершие в виде фронтона и черепичную кровлю. На фронтоне в кладку были вмурованы две мраморные плиты с надписями на армянском языке, в свое время прочтёнными и опубликованными М.Бжешкянцем. Первая надпись гласила: Сей родник построен в память Вардареса и супруги его Нур-Мелик лета 940 (1491 г. -В.Ш.). Вторая, более поздняя, свидетельствовала, что родник был восстановлен паломником Акопом в 1643 году. Обе надписи утрачены. В книге Л.М. Меликсет-Бекова Старинные армянские надписи в музее Общества истории и древностей в Одессе (Тифлис, 1912 г, с. 16) речь идет еще об одном фонтане с армянской надписью, относящейся к концу XVI века. Он находился, как полагают, у церкви Иоанна Богослова на Карантине. Большой красивый фонтан действовал на улице Айвазовского, у подножия холма Митридат. Построен он был в XVI веке. На плане Кафы значился как караимский фонтан. Фасад украшен несколькими искусно выполненными каменными розетками, стилизованным изображением солнца. Фонтан этот до последнего вре мени был запущен. Хотя он состоит па учете как памятник истории и культуры, охранной доски на нем нет. Летом 1992 года управление главного архитектора го рода приступило к работам по реконструкции фонтана, и есть надежда, что вскоре он приобретет свой Первоначальный облик. На пересечении улиц Чапаева и К Марта есть еще один фонтан. Сохранились его передняя стена и каменный бассейн. Относится он, как полагаю, к бо лее позднему времени. И тоже нуждается в ремонте. Невзрачное каменное сооружение с оригинальной кровлей в начале улицы Р.Люксембург — тоже фонтан, точнее во доразборная будка на четыре крана. Как архитектурный памятника на ценности не представляет, но интересна как памятник истории водоснабжения города. С конца прошлого века в течение шести десятков лет жители брали здесь воду. Неплохо сохранился фонтан на территории детсада морского торгового порта на улице Желябова. На фасаде его видны каменный орнамент и доска с надписью на караимском языке, указана фамилия владельца и дата — 1840 год. Но сотрудники краеведческого музея полагают, что это дата не сооружения, а реконструкции. Постройка относится к более раннему времени. Свидетельством служит тот факт, что на плане средневековой Кафы на этом месте значится фонтан. Но, к сожалению, нигде не указана дата его постройки. Судя по тому, что соседние с ним здания — бани и мечети — были построены в конце ХV-ХVI вв., он тоже может быть датирован XVI веком. Этот фонтан почему-то не внесен в список архитектурных памятников, а значит,.не взят под охрану. Ошибку эту надо исправить как можно скорее, пока и его не постигла участь многих других. П.И. Сумароков писал, что в Кафе в XVIII веке имелось до ста фонтанов. Цифра сто хоть и кажется значительной, но у историков сомнения не вызывает. Ведь в Кафе было множество культовых сооружений. Только христианских церквей имелось более пятидесяти, столько же и мечетей. Большинство церквей и мечетей имело свои фонтаны. Сегодня из ста фонтанов Кафы осталось лишь несколько. Война лишила Феодосию лучших фонтанов конца XIX века — Доброму гению и Казначеевского. Чудом уцелел лишь фонтан -Айвазовского. В 1988 году ему исполнилось сто лет. К этой знаменательной дате он был реставрирован, но до 1991 года не действовал. Благотворительный фонд культурного возрождения Феодосии имени К.Ф. Богаевского влил в него жизнь. Были отремонтированы водопроводная и канализационная сети, введена должность смотрителя фонтанов. В жаркие летние дни возле него всегда толпятся люди — каждому хочется попить воды из фонтана, построенного самим Айвазовским. Первый шаг сделан. Городской Совет намерен не останавливаться на этом и возродить многие старинные фонтаны. Предполагается подвести к ним воду Субашского или Кошкачокракского, источников более экологически чистую, чем днепровская. Для этого, независимо от ведомственной принадлежности, их надо переориентировать на обеспечение города питьевой водой, а не технических нужд. Есть намерение водоразборную будку на улице Тимирязева переделать в киоск газированной артезианской воды. Там же будет устроен и разбор ее жителями. Водоразборные колонки артезианской воды намечено поставить во многих местах. Созданное в 1991 г. внедренческое научно-производственное общество Агрогелио-Кафа ведет большую работу по изысканию заброшенных перспективных источников водоснабжения, в частности родников. Восстановление некоторых из них не требует больших затрат. Хочется верить, что все это не останется очередным прожектом и вслед за фонтаном Айвазовского в нашем городе струи воды забьют и из других, в том числе из фонтанов древней Кафы.

В. ШАФРАН,

действительный член Географического общества.

Коментарии закрыты.