Какова была жизнь скромных феодосийцев ? Следует признать, что Феодосия не слыла культурным городом. Постоянных трупп там почти никогда не было. Приезжие гастрольные коллективы далеко не всегда хорошо посещались. Контингент любителей театра был всегда весьма ограничен. Его хватало лишь на одну постановку. Чтобы в городе продержаться подольше, артистам надо было иметь большой репертуар, ежедневно менять программу. Недостаток профессиональных зрелищ до какой-то степени восполнялся любительскими спектаклями, устраиваемыми с благотворительными целями. Чаще всего сборы поступали в пользу необеспеченных учеников. Это были сироты или дети недостойных родителей. Гуманные цели подобных мероприятий уменьшали требовательность к качеству спектакля. Для самих участников это было развлечение, в тоже время удовлетворение от сознания выполненного долга.

    В репертуаре таких спектаклей были легкие водевили или легкие пьесы, после которых проводились танцы. Иногда устраивались лотереи или аукционы на которых продавались разные пожертвования, безделушки, картины, статуэтки и даже право на танец самой красивой женщины бала. Сочеталось приятное с полезным, чего еще желать? Но все же было чего желать у людей определенного круга. В маленькой провинции ждать знаменитостей с громкими именами не приходилось. Все же сюда изредка заглядывали довольно солидные коллективы, популярность которых обеспечивала приличные сборы. В 20-х годах с успехом прошли гастроли Новосибирского Драматического театра “Красный факел”, заслужившего добрую славу, а также Самарского театра под руководством А.Г. Шибуева . Гастролеры своих декораций не привозили, спектакли проходили на фоне тех, которыми располагал феодосийский городской театр. Скажем прямо, хвастать было нечем, выбор был весьма ограничен. Всего три вида: “Богатая гостиная”, “Простая комната”, “Лес – он же и сад” .Р азнообразие достигалось различными вариантами расстановок окон, деревьев, колон, мебели.

    Как-то, до революции, нас навестили два оперных коллектива. Первый ставил “Евгений Онегин”, “Фауст” и “Демон” в концертном исполнении, без декораций, костюмов, хора, балета. Артисты просто выходили на сцену, убранную в сукна и пели , что им полагалось. Второй коллектив ставил оперетты полностью, но только под аккомпонимент трио. Наша семья ходила на каждый спектакль.

На одном из спектаклей, я, верный своим принципам, преподнес своим родителям сюрприз. Шла оперетта “Пиковая дама”. В антракте мои родители, благоговейшие перед шедевром Чайковского, не заметили, как я куда-то испарился, но уверенные в моей самостоятельности не беспокоились обо мне. Начался следующий акт, шла пасторальная сцена “искренность пастушки”, появился Златогор в сопровождении двух мулатиков , несущих подарки для пастушки. Можно ли представить удивление моей мамы, первой узнавшей в одном из мулатиков меня? “Смотрите, смотрите, да ведь это наш Толя!” шепотом сообщила она не менее удивленным папе и сестре. А произошло вот что. В антракте, бегая по фойе, я наткнулся на такого же мальчика как я. Мы быстро нашили общий язык и каким-то образом, очутились возле дверей ведущих за кулисы. Внезапно в дверях показался озадаченный мужчина. Обнаружив нас он восторженно стал благословлять проведение, как нельзя во время пославшее ему нас.

Он поспешно предложил нам выступить тот час же на сцене. Разумеется мы с восторгом приняли столь приятное для нас предложение и тут же очутились за кулисами разряженных, загримированных артистов и рабочих сцены, всеми силами стремившихся превратить сцену в роскошный зал. Помощник режиссера объяснил нам в чем заключалась наша задача. Была проведена репетиция, гример и костюмер с мастерством волшебников превратили нас в мулатиков . После “блестяще” проведенного дебюта я гордо отправился в зал к родителям, предвкушая ожидавший меня триумф. Я делал все, чтобы в зале узнали во мне “артиста”, только что выступившего в столь ответственной роли. Так произошло мое первое выступление на профессиональной сцене.