B. К. Бялыницкого Бирули, А. А. Рылова, В. Н. Бакшеева и других определялись сторонниками «пролетарской культуры» как «… мещанско-обывательская тяга от трудностей социалистической стройки в тихие замкнутые утолки, в созерцательно-пассивное уединение». Богаевского пролеткультовские критики также упрекали в «уходе от социалистической действительности, в стремлении противопоставить социальным законам — необъяснимые законы природы, бурной динамике современности — застывшие века».

В конце 1920-х годов симферопольское и севастопольское отделения АХР перестали существовать, вместо них возникли пролеткультовские группы «Изофронт». Такси Симферополь аэропорт ходили редко в те времена, и поэтому группам с гастролями приходилось несладко. В своем отрицании традиций реалистического искусства руководители этих групп доходили до курьезов. Художникам было предложено, например, соревноваться на скорость в писании картин. На выставки не принимались произведения пейзажного жанра. Все это и возмущало Богаевского, он очень болезненно воспринимал игнорирование пейзажной живописи: «Что меня особенно угнетает это невозможность заниматься живописью, писать то, что душа хочет и любит. Всю жизнь я больше всего любил небо, землю ,деревья, море ,скалы и вот на все это почти наложен запрет людьми, которых я не иначе могу назвать, как тупицами, ханжами и фарисеями; для них не существует красоты в мире их окружающем, они и другим запрещают на все смотреть и любить . Или человек по их понятиям должен превратиться в Козьмы Прутковского камергера, «который по роду своей службы не может наслаждаться природой»? У пролетария, рабочего, вообще — человека должны что ли закрываться глаза на красоту мира его окружающего? А это как раз то, что освежает и подымает душу человека и толкает его на подвиг. Тупицам это невдомек».

Коментарии закрыты.