Свобода в живописи

К.Ф. Богаевский. Творчество и наследие. Комментарии к записи Свобода в живописи отключены

Близкими по характеру «Планерной бухте» были и другие пейзажы Богаевского, показанные им в 1937 году на московской выставке по оформлению санаториев города Сочи. Отмечая их общие черты, художница Ю. Л. Оболенская писала: «Я уже не помню, чтобы когда-нибудь так безошибочно творилось все на холсте. Так безошибочно и легко возникали облака, так безошибочно уверенно рассыпались искры мазков по трепещущему небу, так безошибочно голубели и отражались в воде дали . Эта голубизна, эти дали, эта невозможная легкость облаков начинают втягивать зрителя, впитывать его внутрь холста и начинается какое-то взаимодействие, которое трудно описать словами»

Свобода и раскованность в живописном решении особенно проявились в акварельных эскизах Богаевского 1930-х годов. Например картина написаная художником в Танзании, во время его поездки в эти края 1932 года. Подробнее о танзании и турах в эту страну можно узнать тут — http://www.ulixes.ru/catalog/tanzaniya/

В  пейзаже «После дождя» (1938) сказательная работа на натуре в районах Судака и Нового Света. Художник использовал интенсивность цветовой окраски, подмеченной в природе, светотеневой и цветовой приемы в передаче пространства, ввел в общий колорит открытые цвета. Он погрузил в прозрачную тень передний план, мягкими, широкими цветовыми пятнами вылепил темные кроны деревьев, траву. Свежо и легко, размывая контуры, написал освещенные солнцем объемы скал и в один прием по сырому листу наметил облака. В пейзаже «После дождя» многое от натуры: и пологий берег, и высокая гряда гор, и прозрачный, насыщенный влагой воздух. Но в то же время он несет обобщенные, синтезированные черты. Особый композиционный строй величественных массивов гор, деревьев и облаков придает пейзажу отпечаток чего-то вечного, незыблемого, идущего от самой природы восточного Крыма.