В то время фотоаппараты были редкостью и чтобы сфотографироваться обращались к услугам нальных фотографов. Через дом от нас, на Симферопольской улице, находился дом М. Перека, где он жил и содержал фотографию. Няня, нянчившая меня, дружила с прислугой Перека и, гуляя со мной, часто заходила к ним. Его фотография существовала до революции.

При НЭПе в Феодосии были фотографии Гольштейна, Бендицкого, М. Стамболи, Последний представлял из себя весьма интереснейшую личность. Он находился в каком-то родстве с богачами Стамболи, но сам не был богачем. Из фотографов он был самым лучшим, так сказать фотографом-художником. Вид он имел весьма экстравагантный, со всеми был любезен особенно с представительницами прекрасного пола. Звали его Моисей Захарович, но все его называли Моничкой, на что он нисколько не обижался.

Кто не знал популярного книжно-газетного киоска милейшей владелицы Цургаило на Александровской площади? Киоск был вклинен в угол бульвара на против кинотеатра “Иллюзион”. Там всегда, помимо свежих газет и журналов, можно было купить последний проспект мод, поваренную книгу, заказать нашумевшую модную литературу: сочинения Чарской, Арцибашева, Амфитеатрова, детективы про Чак Пинкертона и Ника Катера. У киоска назначались свидания, оставлялись тайные записки для симпатий. Невозможно перечислить те услуги, которые охотно выполняла любезная владелица киоска.

В районе базара и на окраинах города было много мелких лавок, торговавших мукой, овощами, фуражом, галантереей.

Обычно, к Пасхе или к Новому Году, каждому члену нашей семьи приобретались подарки. Для этих целей я с мамой отправлялся по магазинам на ул. Итальянскую. В магазине мануфактуры маме прежде всего предлагали стул, так как процедура выбора разных тканей требовала много времени. Приказчик под наблюдением самого хозяина выбирал материал на который показывала моя мать. Отобранные    материи тщательно упаковывались и укладывались в экипаж. Затем мы отправлялись в другие магазины. Дома при разборке покупок мы всегда обнаруживали премии, т.е. презенты за посещение магазина. При тканях бывали салфетки, носовые платки, полотенца или остатки тканей. В магазинах всегда было свободно, приказчики поджидали покупателей и очень дорожили клиентурой. И было не понятно каким образом, при такой вялой торговле, купцы все же имели выгоду.

Между базаром и пассажами на перекрестке Земской и Кладбищенской там, где теперь садик с киосками детского базара, находились торговые ряды одноэтажного здания в форме треугольника, нечто вроде гостиного двора. Маленькие помещения были отведены, главным образом, под всевозможные мастерские. Среди них была мастерская по ремонту музыкальных инструментов. Универсального мастера Сапрыкина. К нему приносили чинить   гармоники,   гитары, скрипки, баяны и разные духовые инструменты. Его все хорошо знали, конкурентов у него не было. Но куда больше прославился его родной брат, не только в Феодосии, но и по Крыму. Он с ловкостью чародея похищал крупные суммы денег из сберкасс, банков, касс военных ведомств и прочих крупных финансовых учреждений. Он был не уловим. Как только обнаруживалась пропажа и вместо денег обнаруживалась визитная карточка Сапрыкина, сразу же производился тщательный розыск.   Но увы! Народ не чувствовал к нему зла, ведь он никого не обижал из простых людей наоборот, он их щедро одаривал. Но однажды кто-то решился выслужиться и донес о его появлении. Когда было организовано преследование с перестрелкой, он был убит. Так закончилась жизнь человека, идейно избравшего путь риска вовсе не ради личной наживы.

Оставте свой отзыв