Чаще других наведывались одиночные артисты эстрады, преимущественно куплетисты. Они выступали в кинематографах после демонстрации фильмов. В этих случаях на каждый билет насчитывался пятачок. Такая система называлась “работать на верхушках”. Их выступления афишировались отдельно, и рекомендовали их как популярных юмористов, злободневных сатириков, любимцев публики.

    Все они исполняли куплеты на один лад и отличались лишь манерой исполнения. Куплетист Зингерталь , например, несколько подчеркивал еврейский акцент, его куплеты часто содержали присказки из набора слов без всякого смысла. К примеру:

Уца , уца , первоцуца , бабушка здорова,

Уца , уца , первоцуца , кушает компот.

Или:

    Мое желание Вам песни распевать бы,

    Старара бербе цаца гоца мама у.

    Вот вам история одной еврейской свадьбы,

    Старара бербе цаца гоца мама у!

    Частым посетителем был куплетист Борис Ренский , в последствии организовавший свой джаз по примеру Л.О. Утесова. Он подхриповатым голосом пел более осмысленные куплеты:

    Воздух повсюду, продают, продают,

    Воздух мы видим там и тут, там и тут,

    Если деньги в долг ты вручишь,

    То обратно ты получишь

    Воздух и больше ничего!

    Как-то он мне похвастался, что привез мировые частушки, правда они ему дорого обошлись, но зато в период НЭПа они были злободневны:

    У частника в магазине

    Фунт крупы рубль сорок семь,

    В кооперации — полтинник,

    Но ее там нет совсем!

    Говорили, что Емеля

    Ты мели – твоя неделя,

    А теперь же говорят

    Емельян читай доклад!

    Приезжали еще Тарахно , Григорий Красавин, Николай Креминский из Одессы. Куплеты исполнялись на разные мотивы, с разными припевами, но содержание их было почти одно и то же. Затрагивались тещи, парикмахерские, извозчики, все это было довольно мелко и плоско. Приезжали из Ленинграда чечеточники “Блек энд уайт ” (в переводе с английского “ Белый и черный”), что соответствовало их внешности. Альберд Тринлинг был брюнет, а Николай Виниченко был блондин, Эта пара в последствии выступала в джазе Утесова. Кстати, Леонид Утесов также выступал в Феодосии с пением куплетов, здесь его застала война 1914 года.

    Как-то в афишах было объявлено выступление Надеждина. Вопреки ожиданиям зрителей на сцене появилась интересная и представительная дама, запевшая весьма приятным сопрано. Исполнив какой-то душещипательный романс, она поклонилась публике и спросила могучим басом: — “ Ну как, ничего получается?”. Изумленная публика опешила и ничего не поняла. После второй вещи, закончившейся высокими каларатурными руладами, певица широкими мужскими шагами удалилась со сцены. Спев на бис третий романс, она сняла с себя парик с модной прической и перед изумленными зрителями предстал артист имитатор Надеждин. Надо отдать ему должное — пение женским голосом ему удавалось безукоризнено .

   

Оставте свой отзыв