Ядвига Преклонская была незамужняя женщина, что ее очень печалило, была всегда фривольно настроена, любила рассказывать и слушать пикантные истории с намеками на непристойность. Надо ей отдать должное, она была не лишена остроумия, хоть и нередко плоского. Имея немалый опыт кочевой жизни Преклонская легко переносила трудности и лишения не ропща на судьбу.

    Райская по натуре была женщиной серьезной и свои мысли выражала кратко и продумано. Ее коробило, когда Ядвига отпускала эпитеты довольно рискованно для целомудренных дев. Но она никогда не выражала недовольства по этому поводу.

    Что касается меня, то делая первые шаги в служении искусству, я не мог себе позволить стать в один ряд с бывалыми ветеранами, хотя не мог удержаться, чтобы иногда “ покаланбурить ”, причем часто не без успеха. Надо сказать, что я не мыслю жизни без юмора. Если бы его не было, то я уверен, что земной шар превратился бы в братскую могилу. Как-то раз, совершенно неожиданно для меня, Ядвига обратилась со следующими слова: “Толик, когда мы вернемся в Феодосию, приходи ко мне. Я ведь совсем одна”. Признаюсь, что приглашение меня удивило. Я не мог понять, почему она решила, что я способен быть ее утешителем в ее одиночестве? Не приняв приглашение всерьез я о нем скоро забыл, однако случайно встретив меня на Итальянской улице, она упрекнула меня за невнимание к ней и назначила конкретный день и час для моего визита, взяв с меня слово, что на сей раз я буду аккуратнее. Будучи человеком пунктуальным, я явился к ней в назначенный срок, застав ее в постели с книжкой в кокетливом белье. Должен заметить, что я никогда не видел чтобы она читала. Почувствовав, что наша беседа не клеится, она решила взять инициативу в свои руки и помочь мне стать на путь джентльменства. Поведя себя подобным образом, она не учла, что обычно готовясь к своим выступлениям за кулисами, она не скрывала своей женской прелести. Поэтому для меня это было не в диковинку и мой образ действий вовсе не соответствовал ее настроению. Вот уж поистине это было неудачное свидание.

Позднее, вспоминая о нем, я так и не уяснил себе, почему ее выбор пал именно на меня. Возможно у нее тогда не было другого утешителя.

    Разумеется я не стал приписывать себе неотразимые силы, перед которыми она не в силах была устоять, скорее это было свойством ее натуры.

   

Оставте свой отзыв