О воспоминаниях И.М.Саркизова-Серазини “Старая Феодосия”.

А.В. Ермолинский «Заметки старого Феодосийца». 1911-1935 Оставить отзыв

Кому довелось познакомиться с воспоминаниями И.М.Саркизова-Серазини “Старая Феодосия”, тот свободно мог сделать вывод, что человеческие пороки все были сосредоточены у феодосийцев , что среди них процветало беспробудное пьянство от мала до велика, поголовный разврат, распущенность, драки с поножовщиной, произвол, беззаконие, голод, нищета, это при баснословной дешевизне и изобилии продуктов.

Автор сокрушается о гибели чудесного пляжа, протянувшегося вдоль всего побережья города и тут же сообщает, что пляж представлял из себя зловонную свалку нечистот, к тому же он служил пристанищем для пьяниц и развратников. Далее, утверждал, что при содействии Айвазовского, построенный порт, погубивший берег, не оправдал ожиданий горожан, и сам подчеркивает огромную оборотистость портовых грузовых операций, обращая внимание на нехватку причалов для прибывавших пароходов, которым подолгу приходилось ожидать своей очереди на рейде. Учась в городском училище он утверждал, что мужская гимназия, построенная на месте старого, грязного базара у крепостного рва, никому не нужна. Проживая на форштадтской слободке, среди убогих лачуг, он находил, что виллы-дворцы на набережной, построенные по образцу мировых архитектурных шедевров – безвкусны и аляповаты . В след за этим, в своей книге “По восточному Крыму”, он щедро воздает им хвалу. Можно было бы много еще привести примеров его противоречий и необъективности, но они и так очевидны и сами бросаются в глаза. Не трудно понять, какие силы руководили автором, далеким от принципиальности и достоверности при описании своих воспоминаний. Молодые годы Саркизова-Серазини , не известно в силу каких причин, прошли в условиях лишений и недостатка, что, естественно, вызвало у него чувство неудовлетворенности к своей судьбе. Очевидно, для облегчения, нужно было найти виновников своих неудач.

Совершенно не убеждают его уверения, что он не вкладывал чувств горечи обиженной молодости в свои воспоминания. Завистливые нотки явно выдают его подлинные чувства.

Тем не менее, нельзя не воздать ему дани уважения за то, что он впоследствии стал врачом и даже добился звания профессора, преодолев все трудности, стоявшие на его пути. К тому же, он много и полезно работал над историей Крыма, его прошлым, настоящим и его перспективами.

Время, отделяющее меня от Саркизова-Серазини , с точки зрения истории – ничтожно, оно в пределах двух десятков лет. За такой срок не могли произойти существенные изменения в жизни людей, тем более в период политического затишья и реакции (с 1907 по 1917 гг.), прошедшей передо мной, как на экране кинематографа.

Оставте свой отзыв