Вторым был учитель физики Иван Иванович Морозов, он был груб с учениками, называл их дубинами, часто говорил: — Садись дерево на дерево! У него была кличка “ХАЙВАН” близка по созвучию с Иваном а по татарски скотина. Его тучная фигура с бородой   Александра III легко узнавалась. При высоких потолках пляшущие на потолке фигурки не сразу бросались в глаза, но нетерпеливые поглядывали на потолок помогая обнаружить эти   украшения. Тут же следовало приказание убрать это безобразие. Этого, только и ждали ученики. Все вскакивали со своих мест, лезли на парты и все, что было под руками летело в потолок чтобы сбить эти фигурки. Поднималась страшная кутерьма, сопровождаемая криками, гиканьем, свистом. Подавить которое не мог пришедший на шум инспектор “ Тяпа ”. Такое массовое нарушение не могло остаться безнаказанным. Весь класс оставался без обеда на два часа после уроков. Строгость наказания зависела от степени проступка. За мелкие шалости ставили к стене на виду у всего класса. Хуже было когда учитель выгонял из класса вон. Так стоя в коридоре провинившийся рисковал быть обнаруженным проходившим директором   или инспектором. Учитель мог заставить ученика отсидеть   в воскресенье   несколько часов после церкви под наблюдением швейцара. За самое злостное нарушение исключали из гимназии. Иногда с волчьем билетом без права поступления в другие учебные заведения. Это была крайняя мера. Еще до моего поступления в гимназию, за большие грехи сажали в карцер.   Это было темное маленькое помещение под лестницей, вроде кладовой, где не на чем было сидеть. Благо оно было отменено, а то кто знает…, все могло случиться. Существовал еще журнал “Кондуит”, туда записывались провинившиеся ученики. Это снижало отметку за поведение в дневнике. За внимание и прилежание так   же выставлялись отметки, если они были ниже пятерок это серьезным пробелом не считалось, а по поведению должно было   быть только “пять”, иначе приходилось нести неприятную ответственность.

Оставте свой отзыв