В основном мы пели в нашей церкви во время богослужения. Иван Константинович часто проводил с нами спевки. Надо было готовиться к специальным службам, связанным к специальным праздникам и событиям. Мы даже разучили несколько концертных молитв Бортнянского и Чайковского. В нашем хоре пели и гимназистки из казенной гимназии. Иван Константинович Асланов был опытным регентом и хорошим хормейстером, он скоро добился не плохих результатов. Кроме церковных песнопений мы так же пели светские песни, с которыми выступали на гимназических вечерах. Они были интересны и мы с удовольствием посещали спевки а что касается пения в церкви во время богослужения, по воскресениям и праздникам, то это давало нам большое преимущество перед остальными учениками. Они утомительно простаивали рядами на виду у всего начальства, должны были во время креститься, становясь на колени. Мы же, на клиросе, были скрыты от всех за простенками. В церкви было два клироса по обе стороны алтаря. На правом располагался хор, на левом, перед началом богослужения, читали псалмы на церковно-славянском языке. Выполняя обязанности псаломщика мы по очереди прислуживали священнику, раздували кадила,   готовили разные атрибуты и самое интересное, трезвонили на колокольне в колокола. Я быстро освоил это искусство и чаще всех исполнял обязанности звонаря. Это было наслаждением. Перезвон больших и малых колоколов разносился на весь окружающий район. Я стоял на верхотуре и звонил на разные лады, жалея о том, что меня никто не видит и не знает,   что это я звоню. В это время несчастные гимназисты отбивали поклоны в церкви, изображая набожность и смиренность. Мы провели   несколько свадебных обрядов у окончивших нашу гимназию товарищей. Так же пришлось принимать участие в похоронных процессиях нашего учителя Федора Анастасиевича и учителя рисования.

Во время предпасхального поста все должны были говеть. Это значит исповедоваться у батюшки, открывая ему все свои грехи. После этого причащаться и съедать кусочек просвирки “пресной булочки”, съедать и запивать глотком церковного вина, сильно разбавленного водой. Просвира и вино заменяли тело и кровь Иисуса Христа. Разумеется, исповедуясь отцу Владимиру, мы придумывали самое безобидное прегрешение, дабы избежать самых нежелательных последствий. Если кто-нибудь говел в другой церкви, то должен был от священника представить справку. По приглашению моих родителей И.К. посещал наши субботы. После революции занятие в гимназии продолжались и только после окончательного изгнания белогвардейцев из Крыма в 1920 году гимназия прекратила свое существование. Я тогда учился в 4 классе.

Оставте свой отзыв